По потолку плывут жирафы…

***
По потолку плывут жирафы,
на стенах дышит тростник –
В оранжево-зеленой комнате
два странных человека.
Во мне тают жирафы,
его близость и покой,
Он, уставший,
спит под моей рукой.

Тебе однажды приснилось…

***
Тебе однажды приснилось,
как девочка с длинными волосами,
в потертых джинсах
и убогой куртке,
села в автобус,
сжимая в руке
что-то вроде души.
Это было давно.
Как-то шут раскричался:
«Бродяга и принцесса в заплатках не вместе!
Бродяга – филистер!
Принцесса – ****ь!»
Маски поблекли,
автобус размыло
под звуки флейты.

Прижухшая петрушка на столе…

***
Прижухшая петрушка на столе,
Сплетенная из чабреца молитва,
Душа блеснула серебристой рыбкой,
Ты часто вспоминаешь обо мне?

Который месяц ты спишь в джинсах?

***
– Который месяц ты спишь в джинсах?
– На наш балкон прилетели трусы
с верхнего этажа.
– Сегодня я поняла,
что не просто не умею готовить,
а не умею готовить даже полуфабрикаты.
Машенька склонна к рефлексии.

Девушка с дряблым животом…

***
Девушка с дряблым животом,
называющая себя балериной,
истошно взвизгивала
перед тем, как рассмеяться.
Пианист низко склонялся,
играл всем телом,
был снисходителен
и виртуозен.
Хозяйка сидела на полу,
скрестив ноги,
прекрасная и одинокая,
как Ева.

Ты смог приручить…

***
Ты смог приручить
мое взъерошенное ego,
мудро и неспешно
выращивая чувства.
И вот теперь
Мне нужно слышать твои слова,
Сжимать твою голову и целовать,
Размажь мой образ своей рукой,
Нарисуй меня другой
на своем животе.

Шум машин…

***
Шум машин,
Запах костра весеннего,
Солнце совсем розовое
сквозь полузакрытые веки,
Девочка с таксой на поводке
выбегают из подъезда –
Потому что возможна Жизнь.

Времени не было слышно…

***
Времени не было слышно.
Ты струилась на землю
фиолетовым сиянием,
смешивая волосы
с эхом отлетевших грез.
Песок, бессмертник, серебро –
вот твои знаки,
твои лунные символы.
И прозрачные пальцы в кольцах
могут перебирать сухую траву и морской снег.

Ты опять прилетел ко мне…

***
Ты опять прилетел ко мне,
И перья твои совсем мокрые
и взъерошенные от моих слез.
Синие глаза с золотыми прожилками
одолеют боль.
Утешь меня, утешь меня,
Перед тем как отлететь в страну,
где только лепет и крылья.