Мне вернули блеск витрин холодных…

***
Мне вернули блеск витрин холодных,
Светофоры и ларьки фаст-фуда,
Тысячи прохожих, опьяненных
Ночью и бессмертной жаждой чуда.

Возвращать – опасная затея.
Я вчера сама тебе вернула
Тысячи предлогов и лазеек
Для свиданий наших и прогулок.

Все билеты на твои триумфы,
Право быть с тобою в час провала,
Я вернула больше, чем имела,
Я свою надежду растоптала.

У меня осталось только имя,
Имя, надрывающее душу,
Светлая моя, недостижимая,
Девочка родная, Ксюша… Ксюша.

Я была бродягой и красоткой…

***
Я была бродягой и красоткой,
Я спала в подъездах и хоромах,
Я пила шампанское и водку
За друзей и шапочных знакомых.

Круговерть любовей сумасшедших
Растворилась в пустоте и свете.
Сколько вас, искавших, ненашедших,
Странные, израненные дети?

Вот сидят на лавочке мальчишки
И поют знакомые мне песни.
Знаю я их радости и фишки,
Мило, но уже не интересно.

Как всегда, весна была безумна…

***
Как всегда, весна была безумна.
Опьянев от зелени и солнца,
Мы шатались по крикливым улицам
И вдыхали зараженный воздух.

Мы любили в сумрачных подъездах,
Где жильцы на нас собак спускали,
Поцелуи запивали вермутом
С терпким вкусом юга и печали.

Было в этой страсти что-то грустное…
В наливайке музыка играла
Тихо, точно смутное предчувствие
Близкого распада и финала.

Брат мой, море…

***
Брат мой, море,
Сестра моя, море,
Поющий литургию лес,
Я люблю вас за волков с глазами,
за комья земли под ногами,
за нагое тело на камнях,
за наши хвойные души,
за то, что никто нам не нужен,
И только сторож расскажет о страшном.
Нет времени и смерти,
сухие деревья
и дохлая рыба не гибнут.
Есть только Солнце,
Которое сожжет мою душу,
Потому что мы были дикими и свободными,
Потому что мы не сгнили и не задохнулись,
Потому что некуда нам идти,
Есть только кровь
и спокойствие,
Костер,
И больше ничего.